четверг, 25 октября 2012 г.

Нужна ли модернизация госуправления?

 

Прочитал в Ведомостях интервью заместителя председателя правительства РФ В.Суркова. Под каждым словом, готов подписаться и сам. Так и хочется сказать: хватит травить чиновников! А чиновникам, хватит заниматься самоуничижением и самобичеванием! О каком единстве общества можно говорить, о какой иделогии, о каком уважении к власти, если мы сами делаем всё, что бы эту власть очернить…

— Нужна ли модернизация госуправления? То, что называется административной реформой и затевалось всеми начальниками аппарата правительства…

— Начну с общих, доктринальных вещей. Вы можете осуществить любые революционные или эволюционные преобразования, но количество аппарата после всех изменений растет. Нас, чиновников, все больше и больше. Любая революция, которая идет под лозунгами «Дайте власть народу!», «Хватит их там кормить!», «Долой бюрократов!», заканчивается разрастанием бюрократии. Так было и при большевиках. И в западных странах. Поскольку общество становится все сложнее и сложнее, оно больше и регламентируется. Более свободное общество увешано большим количеством регламентов, правил, ограничений, как ни странно. Потому что жизнь свободного общества полнее и разнообразнее. А значит, и правил больше.

— То есть вы хотите сказать, что рост числа чиновников — процесс объективный?

— Нагрузка на аппарат растет. Поэтому ценность аппаратчика тоже растет. Я вообще, пользуясь случаем, хочу сделать заявление в защиту бюрократов. Такое ощущение, что скоро клеймо будут ставить на лоб: «чиновник». Так нельзя, это стыдно! Чиновники — это люди, работающие много, выполняющие сложную работу. Можно что угодно там говорить: коррупция, взятки. Но это оскорбляет целый класс очень умных, высокого качества людей. Да, всякое есть, но мне кажется: надо прекратить этот постоянный террор со стороны праздных болтунов, присвоивших себе право говорить от имени общества. Надо прекратить создавать условия, в которых чиновники существуют как отдельная презираемая каста. Тем самым мы не приближаем бюрократию к другим социальным группам, а удаляем, создавая для чиновников особый режим бессмысленных ограничений. Нельзя превращать государственных людей в лишенцев каких-то. У меня должны быть прозрачные стены в кабинете? Я на каждую бумажку должен спрашивать мнение общественности? Никто так не сможет работать никогда. Гражданский контроль необходим, но в разумных формах. И мне кажется, эта жесткость, которая накопилась в отношении чиновников, она несправедлива. Я могу сказать, что в аппарате правительства, в министерствах, службах люди за не самую большую зарплату ночью работают, если надо, причем это происходит не иногда, это происходит довольно часто. Да, они занимаются бумагами. Но это важные бумаги, которые потом конвертируются в серьезные решения. Поэтому и нужно аккуратно к госслужбе относиться и не корежить ее при каждом новом руководителе аппарата. По поводу задач: надо осторожнее быть с сокращениями. И надо зарплату повышать госаппарату, мы будем это делать обязательно.

— Вы имеете в виду правительство?

— Всем гражданским служащим. Надо повышать всем — это шестьсот с лишним тысяч человек. Если это не сделаем в ближайшее время, то станем абсолютно неконкурентоспособными. Сейчас уже трудно найти хорошего специалиста. И есть указ президента от 7 мая, поручение председателя правительства, что мы должны это сделать. Мы готовим предложения. Анализ показал, что надо прежде всего простимулировать среднее звено управления. На нем, поверьте, все держится. Бюрократы среднего звена — они не так много получают, работают очень много, все мы на них ездим. Вся рутинная и содержательная работа — на них, потому что все предложения готовят тоже они, а не какие-то светочи, которые сидят в высоких кабинетах. При этом они не имеют, мягко говоря, нелегальных рент, которые имеют некоторые вышестоящие чиновники, потому что им не за что давать, они ничего не решают, только пашут. И это звено — заместители начальников департаментов, начальники отделов, референты… Этот костяк нужно непременно укрепить и помочь им.

— Как вам вообще на новом месте работается?

— Есть интересные и творческие вещи, которые можно делать. Сам по себе аппарат — это важная структура, это машинное отделение власти, от которого многое зависит. Мне кажется важным добиться, чтобы аппарат работал по возможности безупречно. Не пустяковая задача. Инновационная политика — тоже дело не скучное. Потому что любая политика — это вопрос о власти. Всегда. Мне кажется, тот, кто занимается инновационной политикой, тоже влияет на то, кому будет принадлежать в стране власть. Творческим, современным, прогрессивным людям или кому-то другому. Эта задача тоже амбициозная и тоже решаемая.

— Но есть вещи, которые вас смущают, удручают?

— Если говорить о вещах сугубо канцелярских, потому что аппарат — это канцелярия, то я могу сказать: неграмотность в написании бумаг. Она, конечно, не массовая, но часто встречающаяся. Причем неграмотность не юридическая или экономическая, а просто неграмотность. Элементарная. Плохо знаем родную речь. Буквально пишем с опечатками, ошибками: орфографическими, пунктуационными, фразеологическими. Для чиновников, я считаю, надо вводить экзамен по русскому языку. Мы даже гастарбайтерам сейчас вводим такой экзамен, а сами-то сдать можем? Ведь то, как говорит государство, очень сильно влияет на то, как говорят все. Во все эпохи, как правило, каноны языка определяло государство. Чиновник и литератор — творцы классического языка. И вот охрана русского языка, его очищение, его правильное употребление понемногу утрачиваются в госаппарате. Это нужно срочно исправлять. Мне кажется иногда: эта задача — чтобы в поступающих на подпись документах правильно запятые были расставлены — более сложная, чем выборы провести. Я сейчас сказал всем департаментам: брать себе корректоров. Учимся писать по-русски!


Прочитать интервью полностью можно здесь